Вход для турагенств

Курс оплаты туров на

23.07.2017

EUR 72.0954 RUR

USD 61.2898 RUR

График работы:

***************************

Пн. - Пт.: c 11 до 19

Сб, Вс - выходной

Оставить заявкуНА ЛУЧШИЕ ТУРЫКарта офисовПО САНКТ-ПЕТЕРБУРГУЗаказать звонокОТ НАШЕГО МЕНЕДЖЕРА
Перу
Идет загрузка модуля поиска туров...
Столица
Лима
Время
ОТСТАЕТ НА 9 ЧАСОВ
Телефонный код
51
Валюта
НОВЫЙ СОЛЬ (PEN), 1 PEN = 100 САНТИМОВ, 1 USD ≅ 2,8 PEN, 1 EUR ≅ 3,9 PEN
Гос. язык
испанский и кечуа. Английский можно услышать только в крупных городах и хороших отелях
Типовой ужин
15-20 USD
Население
около 29,2 млн. человек
Аренда автомобиля
от 30-40 USD
Виза
не нужна
Чаевые
10% (как правило, включены в счет)

Путеводитель

География

Государство расположенное в западной части Южноафриканского континента.

На севере граничитс Колумбмей (длина границы 2900 км) и Эквадором (1 420 км), на востоке - с Бразилией (1 560 км) и Боливией (900 км), на юге - с Чили (160 км). На западе страна омывается водами Тихого океана.

Общая протяженность границы 6 940 км, длина береговой линии - 2 414 км. Общая площадь страны 1 285 215 км2 (площадь суши - 1 280 000 кмг).

Территория страны представляет собой три ярко выраженные топографические зоны. Вдоль берега Тихого океана тянется узкаяпустынная прибрежная равнина. На востоке лежат низменные джунгли бассейна Амазонки (сельва), в некоторых местах до сих пор неиссле-дованные. В центре Перу находится сьерра - высокие и обрывистые горы Анды, состоящие из основных горных цепей: Западная Кордильера, Центральная Кордильера и Восточная Кордильера. Самая высокая точка страны и одна из самых высоких точек Анд находится в Белых Кордильерах гора Уаскаран (6 766 м). На юге перуанских Анд есть и вулканы. Самый высший из них - Мисти (5822 м). Самое крупное озеро - Титикака, частично принадлежащее Перу. Главная река страны Амазонка с притоками Мараньон, Путумайо, Укаяли.

Перу обладает богатыми месторождениями полезных ископаемых, таких, как медь,

золото. серебро, нефть. железная руда, из других природных ресурсов - древесина,

рыба.

Территория

1285000 кв. км, граничит с Колумбией и Эквадором на севере, с Бразилией и

Боливией востоке, с Чили на юге, омывается Тихим океаном на западе.

Население

Население составляет 24 087 372 человека, средняя плотность населения около 19

человек на км2. Почти половина населения (45%) - индейцы, метисов - 37%,

европейцев - 15%, другие этнические группы - японцы, китайцы, африканцы. В

стране два официальных языка - испанский и кечуа, кроме этого, распространен

еще один язык индейцев - аймара.

Государственная религия-католицизм(90% населения- католики). Рождаемость-24,88

новорожденных на 1 000 человек. Смертность -6,84 смертельных исхода на 1 000

человек (уровень детской смертности-52,1 смертельных исхода на 1 000

новорожденных). Средняя продолжительность жизни: мужчин - 64 года, женщин - 68

лет . Трудоспособное население составляет 8 млн. человек .

Язык

Официальными языками считаются испанский и кечуа, хотя во всех школах дети

изучают еще и английский.

Вблизи Пуно и озера Титикака говорят на языке аймара.

Валюта

Валюта Перу - Новый Соль (S/).

Новый соль (1 доллар США равен примерно 3.65 новым солям).

В настоящее время банкноты составляют 200, 100, 50, 20 и 10 Nuevos Соль

Обмен Валюты

Не имеется никаких ограничений по обмену валюты в Перу. Американские

доллары обычно принимаются в большинстве гостиниц, магазинов и универсамов в

Перу . Посетителям советуют обменивать деньги в банках, так как это более

безопасно.Избегайте уличных менял, поскольку они не обеспечивают гарантии,

несмотря на то, что многие из их зарегистрированы в муниципалитетах Лимы.

Туристы должны иметь в виду, что очень трудно обменять валюты других стран,

кроме доллара США.

Растительный мир

Растительный мир косты беден, и постоянного растительного покрова здесь нет;

встречаются кактусы, лишайники, стелющиеся кустарники (мимозы, алыарробо).

Та же растительность и на западных склонах Анд в сьерре. Восточные же склоны

покрыты горным тропическим лесом. Здесь преобладают древовидные

папоротники 10-14 м высотой, огромные бамбуки, множество мхов, лишайников

и изобилие орхидей. Сельву занимает бескрайний влажный экваториальный лес, в

котором насчитывается более 20000 видов растений.

Животный Мир

Наиболее характерные животные для сьерры ламы (альпака, викунья, гуанако). В

сельве преобладают животные, ведущие древесный образ жизни, обезьяны,

ленивцы. Здесь огромное количество птиц. Из хищников - ягуар, оцелот. В сельве

множество ядовитых змей и самая большая на Земле змея анаконда.

Государственное устройство, политика партии

Полное наименование - Республика Перу. Государственный строй республика.

Страна разделена на 24 департамента; кроме этого, в состав страны входит одна

конституционная провинция Callao; Столица - Лима. Независимость Перу

получило 28 июля 1828 г.от Испании ,Национальный праздник День

независимости. Конституция была приостановлена 5 апреля 1992 г.

Исполнительная власть находится в руках президента (главы государства) и

премьер министра, возглавляющего Совет Министров. Высший законодательный

орган Конгресс (двухпалатный парламент) - был распущен І5 апреля 1992 г.

Наиболее известные политические партии Перемена 90, Новое большинство,

Перуанская апристская партия (ПАП) ,Народное действие.

Экономика

Доля государственной собственности эначительна в горной промышленности,

энергетике и банковском деле, однако экономика страны все больше

ориентируется на рынок. ВПП составил $73,6 млрд. (ВПП на душу населения -

$3110) Важнейшие отрасли промышленности - добывающие (нефть и нефтепродукты,

свинец, цинк, очищенное серебро (Перу занимает третье место в мире по добыче

серебра), медь - основные экспортные товары), кроме этого, развиты

автомобилестроение и судостроение В сельском хозяйстве (10% ВПП), в котором

занято около 35% трудоспособного населения страны. основные коммерческие

культуры кофе, хлопчатник, сахарный тростник, развито рыболовство.Денежная

единица - нуэво соль (1 нуэво соль (Ѕ) равен 100 сентаво).Главные торговые

партнеры: США, Япония, Колумбия, Аргентина.

Транспортные коммуникации

Общая протяженность железных дорог 1 801 км 69 942 км, внутренних водных путей около 8 800 км.

Главные порты страны: Кальяо, Талара.

История

Территория современного Перу была центром империи инков, завоеванной

испанскими конкистадорами во главе с Писаро в 1531-1536 гг. В 1543 г. было создано вице королевство Перу, которое включало в себя все испанские колонии в Южной Америке. В 1821 г. национально освободительное движение привело к провозглашению независимости страны, однако в 1825 от страны отделилось

верхнее Перу, которое стало независимым государством Боливия. В результате

Тихоокеанской войны (1879-1883) Перу, завоевавшее против Боливии и Чили,

потеряло часть территории, богатой залежами селитры. С 1968 г. в стране

произошел ряд военных переворотов. Первые свободные выборы прошли в стране

в 1985 г. Избранный в 1990 г. президентом Перу А. Фухимори сын японских

иммигрантов, ввел в стране режим строгой экономии, а в 1992 г. распустил

парламент и приостановил действие конституции.

Достопримечательности

В Перу сохранилось много остатков строений древней цивилизации инков.

В древней столице государства инков, городе Куско, находятся Храм Солнца,

городские стены и жилые дома.

В Лиме примечательны: собор (18 в.), монастырь Санто-Доминго (16 в.), где покоятся останки святой Розы Лимской, святого Мартина де Порреса и святого Хуана Масиаса. монастырь Сан-Франсиско (1657-1653). церковь Сан Педро (1623-1638), монастыри Мерсед, Сан Агустин и Санта Тереса (17 в.). дворец маркиза Торре Тагле (18 в.).

В Лиме интересны музеи: антропологический, археологический, Национальный музей искусства. Археологический музей Рафаэля Ларко Ойле.

Карты

Карты можно бесплатно получить в информационных бюро туристических агентств. Крупномасштабные карты городов продаются в газетных киосках. книжных магазинах и в Национальном институте географии (Instituto Nacional Geografico) по адресу: Аvenida Aramburu 1190 в районе Суркильо. тел.: 759960.

Можно воспользоваться библиотекой карт и документов при Клубе исследователей Южной Америки (Ѕouth American Explorer Club), а за 25 долларов США стать членом этого клуба и неограниченно пользоваться документами клуба и офисом (где есть кладовые. депозитные сейфы, библиотека, кухня, предметы первой медицинской помощи).

Клуб находится по адресу: Аvenida Repulica de Portugal 146, тел: 0051-14-250142.

Визы

Гражданам России необходимо получить в посольстве Перу визу.

Для этого надо иметь приглашение или авиабилет (туда и обратно). Срок изготовления визы 24 часа.

При необходимости вы можете продлить визу, находясь в Перу. За информацией обращайтесь в Главное управление миграционной службы в Лиме по адресу: Раѕео dе Іа Rерublica 585 .

Для въезда в Перу не требуются прививки .

При отлете международными рейсами следует заплатить выездную пошлину в размере 18 долларов США.

Таможня

Законом запрещается вывозить из страны археологические находки.

Для ввоза в Перу профессиональной кино или видеоаппаратуры требуется специальное разрешение.

В Куско с фотографов профессионалов, провозящих свою аппаратуру через аэропорт, взимается специальный налог.

Кредитные карточки

Банкам, обменным пунктам, отелям и туристическим агентствам разрешено обменивать дорожные чеки, наличную валюту. Наиболее ходовая валюта доллар

США.В отелях, ресторанах и магазинах принимают большинство международных

кредитных карточек, включая "Ріпегѕ СІub", "Visa'`, "МаѕtегСагd" и "Аmeriсаn

Ехргеѕѕ". Имейте в виду, расчет производится по банковскому курсу, который

менее выгоден, чем в обменных пунктах .Об утере кредитной карточки надо

сообщать в Лиме по телефону (511) 441-891/896 .Карточка "Vіѕа" с "кредитом

наличными" особенно полезна в крупных городах (этими операциями занимается

Национальный банк).

Телефоны

Перу имеет современное телефонное обслуживание, которое было модернизировано к стандартным технологиям. Установленным и обслуживанием портативных телефонов занимаются частные компании. Так как сектор телесвязи был приватизирован, частные компании составляют большую конкуренцию друг другу, тем самым каждая из них, старается улучшить качество обслуживания.

На улице расположены телефонные будки, и с помощью телефонной карты Вы

можете позвонить в любую точку мира. Телефонные карты продаются в

универсамах, киосках, на бензоколонке.

Обслуживание Сотовых телефонов также стремительно улучшилось. Портативные

телефоны могут теперь использоваться по всей стране, делая связь более легкой.

Телефонный код:

Страны 51

Лима 1.

Вакцины

Желающие посетить джунгли должны предоставить свидетельство о сделанной

прививки против желтой лихорадки.

Чтобы полностью обезопасить себя против желтой лихорадки, Вы должны сделать

вакцину по крайней мере за 10 дней раньше до посещения джунглей.

Часы работы

Учреждения открыты с 10.00 ло 20.00 ,с перерывом на обед с 14.00 до 16.00.

Банки работают с 9.00 до 12.30 и с 15.00 до 18.00 с понедельника по пятницу.

Лима

Столица Перу 6ыла основана в 1535 году. Ее основатель испанский конкистадор Франсиско Писарро считал это место чрезвычайно неприветливым. А вот его солдатам нравилось. В случае нападения индейцев из Лимы можно было быстро сесть на корабль и бежать.

Через пять лет после основания Лима стала столицей испанских колониальных властей и получила титул прекрасного, восхитительного, верноподданного города королей. В Лиме жить было не слишком удобно: почти не было источников пресной воды, постоянно дул ветер и практически 6есплодная земля.

Современные жители Лимы набережную Тихого океана любовно называют Коста Верде, что значит зеленый берег, хотя правильнее было бы назвать его коричневым. А потому у жителей Лимы есть одна мечта посадить траву и деревья. Церковь Сан Франциско, входящая в комплекс одноименного монастыря, одно из самых красивых сооружений в Лиме. За последние 400 лет обитель монахов-францисканцев не раз восстанавливали после землетрясений. И когда во время од-ного из них рухнула часть внешней стены здания, на ней обнажились древние фрески. Но самое примечательное в монастыре подземные тоннели и гробницы, служившие в колониальный период городским кладбищем.

Главный вокзал города первое здание со стальными конструкциями, по частям доставленными морем из Англии и собранными в 1908 году.

Спроектированный испанцами центр Лимы геометрически абсолютно правилен: все улочки пересекаются под прямым углом. И жители до сих пор называют его планировку шахматами Писарро.

На центральной площади Лимы веками была сосредоточена власть, олицетворение которой фигура Франсиско Писарро. Отношение к покорителю страны инков, завоевателю и тирану, в Перу далеко не однозначно. Но 18 января 1985 года в честь 450-й годовщины основания города его останки торжественно перезахоронили в главном соборе. На второй по значению площади города — Пласа де Сан Мартин возвышается конная статуя аргентинского генерала Сан Мартина, объявившего независимость Перу 4 июля 1821 года.

Впрочем, в Лиме с одинаковым почтением относятся к историческим антиподам, считая обоих национальными героями.

Древнее Перу

Первые свидетельства присутствия в Перу древнейшего из индейцев, были найдены на каменных обломках в карьерах. Самые ранние следы были обнаружены в долине реки Чильон, то есть в области Центрального побережья, менее чем в ста километрах от нынешней столицы Республики Перу – Лимы.По месту находки эта древнейшая эпоха Перу была названа «Красная зона». В примитивных «мастерских», в карьерах из зернис того кварцита человек работал тринадцать, а то и четырнадцать тысяч лет назад. Первые группы переселенцев из Азии вступили на землю Нового Света примерно сорок тысяч лет назад, очевидно, в районе нынешнего Берингова пролива. Предполагают, что в ту пору обе части свет были еще соединены. Прошло не менее двадцати тысяч лет, прежде чем миграции с севера, достигли Мексики и Центральной Америки. Примерно пятнадцать тысяч лет назад первые индейцы добрались, наконец, до Перу. В настоящее время в долине реки Чильон остался только камень. И, тем не менее, это косвенное доказательство пребывания здесь людей. За древнейшей эпохой «Красной зоны» в долине реки Чильон следует другая эпоха, носящая название, опять же, по месту находки, Окендо. Представители культуры Окендо изготовляли длинные тонкие ножи, похожие на бритвы. Их так и окрестили «бритвы». Те, кто их изготовлял, жили у реки Чильон примерно двенадцать тысяч лет назад. Поздний и самый позднейший культурный слой в долине Чильон – Чиватерос 1 и Чиватерос 2. Индейцы чиватерос «специализировались» на выработке тяжелых каменных «головок» – увесистых «лезвий» к топорам – и выделке нешироких наконечников для копий. Копье означает охоту, поэтому можно сделать вывод, что чиватерос занимались охотой. Они, несомненно, значительно продвинулись вперед по сравнению со своими предшественниками, которые только собирали плоды дикорастущих кустарников и, возможно, пользовались тем, что давало им море.

Ценнейшие находки, проливающие свет на образ жизни носителей культуры Чиватерос, были сделаны в нескольких перуанских пещерах.

Одна из них Лаурикоча дала потом свое имя этой давней эпохе до колумбовой истории Перу. Но самые замечательные открытия были сделаны не в Лаурикоче , а в центрально перуанских пещерах близ деревни Чилька, расположенной в 350 метрах над уровнем моря, в чрезвычайно сухой области Анд. Благодаря чрезвычайно сухому воздуху, способствовавшему сохранению останков, археологи обнаружили в одной из пещер целых четверых древних перуанцев – двух мужчин, женщину и ребенка. Древние перуанцы оказались весьма статными (один из мужчин имел рост около 175 сантиметров). Находки в пещерах Чильке не только наглядно показали, как выглядели эти люди, но и рассказали о том, что они умели делать. Одни поселения располагались на берегу небольших рек, чтобы иметь под рукой воду для поливки маленьких полей и огородов, другие располагались в пустынном районе, где на поверхности бил мощный источник пресной воды. В каждой деревне проживало обычно от десяти до пятнадцати семей. Они жили в конусообразных хижинах, наклонные стены которых подпирались могучими китовыми костями. Эти деревни были населены в течение сотен, а то и тысяч лет.

В самой Чильке, например, люди обитали не менее 1200 лет. Индейцы были одеты в настоящие, хотя и примитивно выделанные ткани из растительных материалов (волокон кактуса). Кроме того, сверху они были прикрыты плащами из шерсти викуньи, одного из представителей рода лам, которые в последующие периоды развития культуры Перу заняли одно из основных мест во всех сторонах жизни. Помимо одежды, в пещерах близ Чильки были найдены и остатки оружия древних перуанцев. Древнейшие индейцы, очевидно, пользовались «копьеметалками». Копья, «выстреливаемые» этим оригинальным оружием, имели базальтовые или обсидиановые наконечники. Находки в Чильке дают повод сделать предположение, что древние перуанцы охотились главным образом на оленей. А поскольку они жили недалеко от моря, то пополняли свой рацион и морскими моллюсками, а также, но в меньшей степени, рыбой. И все же в рационе перуанцев преобладала пища растительного характера. До колумбово земледелие Перу знает свыше сорока растительных культур.

Из злаков это, преимущественно киноа. Важное место занимал хлопчатник. Далее сладкий картофель, батат, фасоль, табак двух видов, ананасы, авокадо, чиримойя, чилийский перец (так называемый ахи), кока и особенно местные тыквы. Тыквы по праву должны занять в этом перечне самое почетное место. Очевидно, это старейшая из выращиваемых в Америке культур. Тыквы сопутство вали индейцам не только в этом мире. Они сопровождали их и в последний путь наряду с одеждой, маленькой флейтой (самым древним инструментом Америки), а также рыбачьей сетью – также самой древнейшей из известных сетей на континенте. Почему же обыкновенной тыкве уделяется столь пристальное внимание. Ответ на этот вопрос чрезвы чайно прост: это яркое свидетельство того, что в столь давние времена древний перуанец (по преимуществу еще собиратель даров природы и рыбак) пытался выращивать первые плоды. Это был самый первый шаг от собирания и охоты к оседлой жизни и сделан он был еще девять тысяч лет назад. И хотя этот переход охватывает чрезвычайно длительный период, и при этом, как показывают археологические находки, в отдельных областях Перу он протекал весьма различными темпами, но эти находки позволяют сделать вывод, что в Перу земледелие зародилось в ту же эпоху, что и в Месоамерике и, собственно, в Старом Свете – на Ближнем Востоке.

Таким образом, Перу является одной из колыбелей миро вого земледелия. Помимо находки «древнейшего земледельца» было сделано еще несколько открытий, которые позволили постепенно заполнять книгу истории перуанско го общества новыми датами и данными. Из длинного перечня находок заслуживает внимания древнейшее архитектурное сооружение – остатки каменной постройки четырех угольной формы в Серро Палома, южнее Лимы. Речь идет не только о том, что и каменная архитектура Перу начинает зарождаться в ту же пору, что и древние культуры Ближнего Востока. Важно также назначение этой архитектуры. В данном случае мы впервые сталкиваемся с настоящим святилищем, предназначенным исключительно для богослужений. В Лаурикоче мы впервые сталкиваемся с обычаем деформировать черепа, который позднее широко распространился в ряде областей до колумбовой Америки.

Кстати, весьма интересен способ захоронения детей. Он свидетельствует о том, что у индейцев уже существовал относительно развитый и своеобразный погребальный ритуал. В последний путь каждому из умерших детей давали немного пищи, а также пару камней. Так, например, на шее одного ребенка висело ожерелье, украшенное бирюзовым кубиком. Тела маленьких индейцев не сразу хоронили, а сначала выставляли на солнце, и лишь потом, спустя несколько недель, происходило окончательное погребение. На юге, в департаменте Мокегуа, в пещере Токепала были найдены рисунки лаурикочских людей, примерно десятитысячелетней давности.

Это древнейшая картинная галерея Перу так же, как прославленные европейские пещерные рисунки (например, из испанской пещеры Альтамира), знакомит нас со сценами охоты на животных, главным образом на гуанако. Охотники из Токепалы изобразили в своей пещерной «галерее» и самих себя, в большинстве случаев с чем-то похожим на палицу или кол в руках. Некоторые держат даже сразу две такие палицы.

Охотники совершенно нагие (хотя находки в пещерах Чильки говорят о том, что эти люди уже имели одежду). «Галерея» в Токепале одновременно и древнейшее свидетельство о религиозных представлениях и магических обрядах древних перуанских охотников.

Рисунки сильно испорчены самими же творцами. Дело все в том, что мужчины, прежде чем выйти на охоту, «убивали» будущих жертв на стенах пещеры, обрушивая на их изображения палицы и копья.

Этот обряд явно должен был обеспечить охотникам удачу. Таким же способом они посту пали и с морским уловом, поэтому на стенах в Токепале изображена, к примеру, лангуста. Пещерные рисунки в Токепале в 1960 году совершенно случайно открыл перуанец Миомир Бохович. Позднейшее обследование находок с помощью радиоактивного углерода С14 показало, что органический образчик, взятый из этой пещеры, имеет возраст 9500 лет (±250 лет).

Наряду с пещерами, в которых обитали носители культуры Лаурикоча, ученым известно несколько других древнеперуанских скальных убежищ, которые ожидают еще тщательного археологического обследования. Самую ценную из этих еще не изученных пещер открыл профессор Фредерик Андре Энгель, он же распорядился замуровать вход в нее, чтобы клады десятитысячелетней давности не были случайно разрушены природными условиями. К сожалению, пещеру разграбили наткнувшиеся на нее современные пастухи-индейцы. Когда их застигла в горах гроза, они продолбили вход в пещеру и загнали туда скот.

Так одна из ценнейших археологических достопримечатель ностей была в буквальном смысле слова растоптана копытами коров. Открытия ученых в пещере Чильки, Лаурикоча и Токепала значительно расширили наши представления о жителях самой древней эпохи в истории Перу, эпохи, которая зародилась под знаком камня. Уже в начале первой половины 2 тысячелетия до н.э. в Перу начинает наблюдаться ряд немаловажных изменений. Поселения разрастаются все больше и больше. Перуанские индейцы впервые начинают пользоваться примитивными ткацкими станками. Возникают мастера гончарного дела. Помимо керамических изделий и тканей, производится и другая ремесленная продукция. Постепенно в Перу возникает прослойка ремесленников. Быстрое экономическое развитие сопровождается и развитием духовной культуры, главным образом религиозных представлений.

Наиболее зримые следы, оставленные предками современных индейцев – это пирамиды. Первая пирамида была обнаружена в результате счастливого стечения обстоятельств. Она расположена в пределах столицы современного Перу и по названию одного из округов Лимы именуется «Ла Флорида». Состоит она из нескольких прилегающих друг к другу каменных построек.

Раскопки перуанского Национального музея антропологии и археологии показали, что «Ла Флорида» была настоящим культовым центром, однако вблизи этой древней монументальной пирамиды люди никогда не строили постоянных поселений. К святилищу некогда вела более чем тысячеметровая дорога, по которой в храм шли процессии паломников. Кто-то, несомненно, должен был организовать и руководить строительством больших архитектурных комплексов, возведенных в первой половине 2 тысячелетия до н.э. Столь величественные постройки нельзя было возвести силами одного поселения, а значит, в древнем индейском обществе кто-то уже имел право приказывать, чтобы в совместных начинаниях принимали участие жители не одной деревни, а более обширной территориальной единицы. Очевидно, в это время зарождается господствующая прослойка; подлинная аристократия, состоящая, по всей видимости, из жрецов. Некоторые открытия, связанные с указанным периодом, свидетельствуют о том, что представителям верховной власти в древнейших государствах Перу оказывались высочайшие почести. Так, например, известно несколько погребений, в которых кроме самого усопшего высшей касты, были захоронены и убитые по требованию ритуала люди, которые должны были сопровождать повелителя в его пути в загробный мир. На юге Перу в ту эпоху начинает развиваться и обменная торговля обсидианом, который также привозили для нужд правящей верхушки.

Но самое удивительное археологическое открытие выпало на долю японских археологов в начале 60-х годов нашего века. Японская экспедиция прибыла в место под названием Котош, для того чтобы попытаться разыскать образцы гончарных изделий, что они обнаружили в итоге, вероятно, войдет во все учебники по истории Америки. Под тысячелетними наносами доктор Ицуми и его коллеги нашли древнейшее святилище Перу «Храм скрещенных рук» самый древний из известных американских храмов, построенный на пятьсот лет раньше первых пирамид. Открытие котошского храма было и физически весьма нелегким делом. Сначала японские ученые должны были снять 7-ми метровый глиняный потолок, под которым древние перуанцы на четыре тысячи лет скрыли свое творение. Японцы откапывали засыпанную постройку в Котоше с немалыми трудностями. Сначала отрыли одну из стен этого четырехугольного сооружения. Ее внутренняя сторона была украшена множеством ниш. В одной из них было обнаружено странное пластическое украшение.

Таинственный барельеф изображал скрещенные женские руки, точнее, женские предплечья и кисти рук, почти утонченные, сложенные крест-накрест. Только руки ничего более. Позднее в другой нише были также обнаружены руки. Скрещенные женские руки, очевидно, были для древних перуанцев таким же символом веры, как, например, для христиан – крест. Кстати, во многих культурах считается, что когда жрец во время ритуала скрещивает руки или ноги, то тем самым он своим жестом воспроизводит мир, символом которого служит квадрат с двумя диагоналями. Тем более это было исключительной находкой среди других найденных массивных статуй и барельефов в других областях. Позднее оказалось, что одна из ниш со священными женскими руками находится справа, а другая – слева от более значительной по размерам ниши на северной стороне храма. В этом «главном алтаре», очевидно, некогда было помещено еще одно более крупное пластическое изображение, возможно, опять священные скрещенные руки. «Храм скрещенных рук» «посажен» на 8-ми метровую ступенчатую платформу, верующие поднимались в святилище по ступеням, а в помещение со священными руками входили с южной стороны, через ворота высотой в 2, 25 метра.

Еще одна поразительная находка была сделана после исследования пола святилища. Оказалось в утрамбованной глине, находятся остатки очага. Долгое время археологи не могли понять, для чего понадобился очаг в храме, пока после еще более глубоких раскопок в храме не был обнаружен еще и воздухопровод, выведенный из святилища наружу. Очевидно, он должен был обеспечивать доступ воздуха, чтобы пламя в очаге никогда не угасало. После открытия этой своеобразной храмовой вентиляции стало ясно, что археологи обнаружили не обычный очаг, а место, где должен был гореть – и, вероятно, десятки лет горел – вечный огонь, чье священное пламя четыре тысячи лет назад было для перуанцев символом сверхъестественных сил. Скрещенные руки в Котоше остались, а огонь в священном очаге давно погас. Но иной огонь, огонь высоких культур древнего Перу, никогда уже не угасал. Огонь Котоша освещал Перу дальнейший путь – путь к первому индейскому государству…

Чавин

Названный в честь храмового центра в Чавин де Гуантар, расположенного в небольшой северной долине на восточных склонах Анд, чавинский стиль, крепко связанный с нарождающейся новой религией, возник приблизительно около 1400 годов до н.э. и достиг своего пика развития и влияния к 400 году до н.э.

Появление создателей этой культуры было поистине эффектным. На сцене перуанской истории появление культуры Чавин напоминает скорее взрыв, неожиданную вспышку, последствия которой ощущались на протяжении многих столетий. Впервые в истории Перу мы встречаемся с культурой, чье прямое или косвенное воздействие можно проследить в находках из районов Косты и Сьерры, из мест отделенных друг от друга на тысячи километров.

Открыл Чавин профессор Хулио Сесар Тельо. Он также установил, что слово «чави» на одном из карибских языков означает «Ягуар», а «чавинави» – «сыновья ягуара с копьями».

В сегодняшней Республике Перу есть два индейских города, вызывающих особое восхищение: один - самый древний, другой – самый молодой (хотя он и существует уже пять веков). Самый молодой – это инкское «Орлиное гнездо» – Мачу Пикчу, который ныне посещают десятки тысяч туристов. Самый древний, разумеется, Чавин, облюбованный археологами и историками.

Когда мы говорим, «влияние Чавина», то имеем в виду и художественный стиль чавинцев, настолько характерный, что каждый, кто хоть раз с ним сталкивался, с первого взгляда отличит его от всех других. Орнаменты, которыми чавинские художники украшали керамику, ткани и изделия из кости, незабываемы, как незабываем и сам Чавин.

Начав разговор, связанный с Чавином, нельзя умолчать об обстоятельстве, которое также как исследование пещер Лаурикочи, разрушенных копытами коров, сильно усложнило раскрытие многих исторических тайн. Эта напасть была послана с неба. Страшная водная лавина, обрушившаяся на Чавин 17 января 1945 года, залила всю округу, и перуанский город оказался под толстым, в несколько метров, слоем грязи.

Как же это произошло? Высокогорное озеро, которое питают тающие на вершинах Кордильер снега, в начале 1945 года приняло гораздо больше воды, чем могло вместить. Вода прорвала берега и затопила все, что было обнаружено в развалинах и не было еще вывезено в перуанскую столицу в надежде реконструировать и экспонировать в самом Чавине.

Расчищенные остатки города вновь скрылись под слоем серой грязи. С того времени ученым пришлось вновь расчищать то, что однажды уже было расчищено.

Археологи сумели определить местонахождение нескольких главных объектов города. Первый из них – «Большая площадь». Сюда стекались паломники из ближних и дальних мест, здесь, по всей вероятности, совершались богослужения под открытым небом.

Паломникам было хорошо видно ритуальную площадку. Когда, пройдя лабиринтом их внутренних лестниц и переходов, облаченные в одеяния из тонкого хлопка и шерсти, украшенные перьями и золотыми украшениями жрецы храма появлялись, словно по волшебству, на вершине башни, они, вероятно, вызывали полный экстаз.

Ученые полагают, что паломники покидали храм, унося с собой ритуальные предметы, чтобы молиться дома. Этими ритуальными предметами могли быть глиняные рельефные фигурки, разрисованные ткани, золотые чеканные диски, фигурки, изображающие животных, выполненные в характерном стиле: маленькие копии должны были внушать страх, как и их гигантские оригиналы.

«Большая площадь» имеет четырехугольную форму и со всех сторон окружена особыми платформами. Сама площадь как бы опущена вниз между этими платформами. В центре ее один из помощников Тельо, житель Чавина нашел одно из самых знаменитых произведений чавинского искусства – высокий обелиск, ныне носящий имя Тельо. На площади сохранилась еще одна работа каменщиков периода расцвета города «сыновей ягуара с копьями» – алтарь, который местные индейцы называют – «Семь козочек», а археологи – «Созвездием Ориона». Алтарь представляет собой огромный каменный блок с семью отверстиями, действительно напоминающими по своему расположению семь звезд Ориона. Но скорее всего, отверстия алтаря «Семи козочек», по-видимому, лишь попытка изобразить пятна ягуарьей шкуры.

Под «Большой площадью» была открыта подземная галерея. С площади по широкой «Лестнице ягуаров» можно подняться на западную площадку, которая при позднейших перестройках (Чавин перестраивался, по крайней мере, четырежды и планомерно расширялся) стала основанием так называемой «Большой пирамиды». «Лестница ягуаров» привлекает внимание чередованием двух цветов. Часть лестницы, обращенная на север, сделана из камня черного цвета, часть, обращенная на юг, – из белого камня. Здесь же были найдены остатки колонн и камней, украшенных фризами с изображениями ягуара. Вероятно, таких фризов три тысячи лет назад на этой лестнице было несколько.

Подобные же лестницы (их всегда четыре, как количество частей света) ведут на северную, южную и западную площадки. Эти три платформы, по всей вероятности, сохранились в первозданном виде. На четвертой – западной – возвышается «Большая пирамида», которая вызывает особый интерес у туристов. Местные жители считают ее главной постройкой древнего Чавина, поэтому и называют «Кастильо», что в переводе с испанского означает «замок».

Внутренняя часть «Большой пирамиды» до сих пор еще по-настоящему не исследована. Из того же, что было открыто за последние десятилетия можно отметить «Галерею жертвоприношений» с остатками того, что паломники приносили сюда подчас из очень дальних мест. (Так, например, были найдены раковины морских моллюсков, а ведь от горного Чавина до моря весьма значительное расстояние).

При первом знакомстве кажется, что с восточной стороны вход в пирамиду Чавина открывают красивые ворота. Однако тот, кто войдет в них, убедится, что они никуда не ведут. На верхнюю ступень пирамиды от ложных ворот поднимаются две ныне уже почти развалившиеся лестницы.

На западной стороне – между «Лестницей ягуаров» и собственным комплексом пирамиды – простерся так называемый «Атриум камней», некая «прихожая» чавинского храма, с фризами летучих мышей и фризом людей-ягуаров. Здесь был обнаружен рельеф, изображавший мужчину-воина. Так же, как и на «Лестнице ягуаров», строители храма повторили тут загадочное чередование черного и белого цветов. Большая часть исследователей подозревает, что подобная игра цветом вызвана введением в монументальную архитектуру храма мотива двойственности, что будет в дальнейшем заметно и по скульптурным изображениям. Стремление ввести объединение мира реального и сверхъестественного в изображении царства тьмы и царства света.

Из «прихожей» «Большой пирамиды» можно войти в «Ворота хищных птиц». Так их называют потому, что две цилиндрические боковые колонны из черного камня целиком украшены изображениями хищных птиц, по всей вероятности кондоров. «Ворота хищных птиц» дополняет фриз на камне – изображение еще четырнадцати птиц. Интересно, что тут мы снова встречаемся с магическим числом семь, для чавинцев явно священным. Семь хищных птиц смотрят на юг, семь – на север.

За «Воротами хищных птиц» посетителя ожидает внутреннее помещение «Большой пирамиды». Выглядит оно весьма замысловато. Мы находим здесь несколько галерей, построенных в разные эпохи. Кроме уже упомянутой «Галереи жертвоприношений», это, например, «Галерея сумасшедшего» (такое неархеологическое название ей дали местные жители, потому что в ней долго скрывался один из обитателей деревни, которого считали душевнобольным). Другая хорошо сохранившаяся галерея – «Лабиринты», три коридора в форме буквы «G». К еще более давним временам относится «Галерея летучих мышей».

Помимо галерей, через «Большую пирамиду» проходят шахты, предназначенные, скорее всего для вентиляции тесных, находящихся в глубине пирамиды святилищ. Древнейшее из них святилище, имевшее П-образную форму. К нему примыкают две перекрещивающиеся галереи. Как раз в том месте, где они пересекаются друг с другом, уже три тысячи лет стоит самое удивительное скульптурное произведение храма – почти 5-метровая колонна в виде копья. Ее испанское название Lanzon («Ланзон»).

Ланзон, или Воин с копьем, своей формой и в самом деле напоминающий копье, – главное божество тех времен. Улыбающийся бог стоит в крестообразном храме, его высота около 4,5 метров, вес около 2 тонн. И, несмотря на габариты, он представляет собой тонко выполненное изваяние бога, похожего одновременно на человека и на ягуара. Вместо волос у божества извивающиеся змеи, вместо пальцев рук и ног – когти, а изо рта торчат огромные изогнутые клыки. Пояс на туловище чавинского божества украшен головами ягуаров. Примиритель враждующих, Улыбающийся бог поднял правую руку, левая вытянута вдоль туловища.

Тщательные исследования, проведенные учеными, показали, что осевая ориентация статуи Ланзона играла не только символическую, но и функциональную роль. Здесь, правда, мнения ученых разделились. Все дело в том, что прямо над галереей, где находился монумент, существовала еще одна крестообразная галерея. В полу этого помещения, пробитого острой вершиной находящегося внизу идола, было небольшое отверстие, закрытое отодвигающейся плитой.

По первой версии, отверстие предназначалось для жертвоприношений и, вероятно, какая-то ритуальная жидкость заливалась в лоточек, проделанный в верхней части фигуры божества (большинство приверженцев этой версии считают, что данной жидкостью являлась человеческая кровь).

По другой версии, данное отверстие могло служить и жреческим приспособлением, так как, если произносить в это отверстие какие-либо слова, находясь в верхней галерее, то создается впечатление, будто говорит статуя Ланзона. Такое устройство позволяло жрецам оставаться невидимыми, оглашая нижнюю галерею с превосходной акустикой звучными заклинаниями.

Изображения двух других богов Чавин были обнаружены за пределами помещений.

«Обелиск Тельо», украшает ныне Национальный музей антропологии и археологии в Лиме. Это своеобразная картина. На куске гранита в форме острого копья были выгравированы два фантастических каймана (южноамериканские крокодилы), живописно украшенных перцами чили, бутылочными тыквами, земляными орехами и корнями маниоки. По верованиям жителей Анд, кайман почитается как дарующий урожай этих, а также некоторых других земледельческих культур. Его двойное изображение на граните, как решил Тельо, предполагает две ипостаси одного божества: божества, дарующего обильные дожди и урожай, и божества, дарующего ясную и сухую погоду при сборе урожая. Как и Улыбающийся бог, Бог кайман, изображенный на камне обелиска Тельо, как будто стремится удержать равновесие между двумя противоположностями.

«Божество на острие копья» или «Бог с жезлом» – еще один культовый памятник, найденный в Чавине известным итальянским ученым Раймонди, – «стела Раймонди», как сейчас называют эту скульптуру, – изображает такое же божество в виде человека-ягуара. От его божественной головы тянутся вверх стилизованные изображения морд ягуаров с чертами человека и с огромными хищными клыками, а в руках два похожих на кактусы жезла, которые и являются символами этого божества.

«Стела Раймонди» явно более позднего происхождения, чем «Обелиск Тельо» или «Ланзон», стоящий на полу чавинского храма.

Композиция «стелы Раймонди» свидетельствует о том, что искусство культуры Чавин становилось все более и более «барочным».

Крупнейшая галерея чавинской пластики, открытая в долине Касма, в местности, которая ныне носит название Серро Сечин, относится к древнейшему периоду существования людей-ягуаров. Открыл этот второй по значению очаг культуры также Тельо. Обследуя долину Касма, перуанский археолог натолкнулся на грубо отесанный камень с изображением мужчины-воина. В ходе раскопок он нашел около 90 подобных монолитов. Кроме того, в Серро Сечин Тельо были найдены остатки сооружения, которое, возможно, было основной ступенью пирамиды. Создается впечатление, будто скульптуры и резные изображения этих диковинных, но реалистически воспроизведенных воинов некогда обрамляли фасад основной ступени пирамиды Сечин. Изображенные на монолитах Серро Сечин воины несколько отличаются от «барочных» фигур чавинских божеств. На одном из монолитов перед нами предстает военачальник или «император» в роскошном одеянии. А чтобы не оставалось никаких сомнений в том, что именно он стоит во главе победителей, на специальном пояске у него висят отрубленные головы четырех повергнутых врагов.

Наряду с фигурами гордых победителей, сильных и уверенных в себе, с Серро Сечин были найдены камни и стелы с изображением человеческих голов. Вне всякого сомнения, это обезглавленные в ходе боев враги или же принесенные в жертву пленники.

Итак, Серро Сечин как будто рассказывает о некоем «первоначальном периоде», когда воины и носители культуры Чавин должны были путем вооруженной борьбы с врагами завладеть этой территорией. Город Чавин свидетельствует уже об ином, гипотетическом этапе, когда власть «сыновей ягуара с копьями» была уже установлена и в Перу наступил период господства веры в несколько или одно ягуарье божество, которое прочно завладело душами перуанцев. Культ этого божества охраняли жрецы культуры Чавин.

Распространена версия о том, что головы, украшавшие храм Чавин де Гуантар, наглядно говорят о четырех стадиях, которые проходит шаман, трансформируясь либо в ягуара, либо в хищную птицу (скорее всего в кондора), либо в нечто среднее между ними.

На первом этапе морщины на лице говорят о приступе тошноты, известном побочном эффекте психотропных препаратов.

На второй стадии глаза начинают вылезать из орбит, черты лица искажаются, из носа течет. Причем именно это и было тем хорошим знаком, что осуществилось магическое действие и началось превращение.

На лицах, изображающих третью стадию, прежде всего, привлекают внимание клыки, а сами лица напоминают кошачьи, ягуарьи морды. На четвертом этапе превращение происходит полностью: шаман, наполовину кондор, наполовину кошка, становится летящим ягуаром, посредником между реальным и сверхъестественным миром.

Сам галлюциногенный порошок, очевидно, представлял собой перемолотые листья и кору дерева эпена или раздробленные орехи дерева вилка.

Так же неразрывно связано с ритуалом было и использование кактуса «Сан Педро», мякоть которого содержала мескалин.

На одной из фриз, украшающей площадь, изображена длинная процессия жрецов, одетых в замысловатые головные уборы, с которых свисают хвосты ягуаров, жрецы, держат в руках похожие на копья кактусы «Сан Педро», а за ними следуют ягуары с когтистыми лапами кондоров. То есть здесь, вновь можно увидеть мистические трансформации, позволяющие все более и более распространять влияние культа ягуара среди народа.

В горных областях Перу наиболее значительным центром древних почитателей ягуара был город, который назван как раз в честь кондора. Храмовый комплекс Кунтур Уаси («Дом Кондора») построен в верхнем течении реки Хекетепеке, близ города Кахамарка – центра одноименной провинции. Сооружение получило название по одному из наиболее сохранившихся каменных фризов с изображенным кондором. Вытесанные в скале изображения этих горделивых птиц находятся и на одном из холмов по соседству со святилищем.

В «Доме Кондора» было найдено одно из первых чавинских погребений (в самом Чавине погребений не обнаружено), где рядом с останками лежали золотые предметы и украшения. Как и в других местах, тут была найдена прекрасная чавинская керамика. Прочерченный на черном фоне рисунок обычно повторял мотивы, характерные и для каменной скульптуры чавинцев.

Столь значительной культуре были присущи не только своеобразный почерк и характерные религиозные представления. Культура Чавин, безусловно, должна была иметь и необходимую экономическую основу, которая служила бы фундаментом для ее существования. Эту основу, несомненно, составляло развитое земледелие. С возникновением чавинской культуры во всех областях Перу, где благоприятствовали климатические условия, стали выращивать кукурузу. Некоторые ученые полагают, что пришедшие под знаком ягуара чавинцы вместе с новой религией и новым изобразительным стилем привнесли также кукурузу или, по крайней мере, новые ее сорта, более качественные, чем те, которые выращивали обитатели Котоша.

Чавицы одновременно с прекрасными храмами и стелами для ягуарьих богов начали строить столь же прекрасные оросительные системы и технические сооружения для своих полей. Самыми выдающимися являются два таких сооружения. Одно из них расположено по соседству с «Домом Кондора», то есть вблизи нынешнего города Кахамарка, где берет начало река Рио-Фина. Сооружение имеет внушительные размеры, оно занимает более 2,5 гектаров. Основная его часть – акведук, вырубленный в скале. Вода из акведука шла через несколько туннелей, стены которых украшали прекрасные петроглифы в чавиноидном стиле. Жизнь чавинцев строилась по законам их религии, потому в комплекс этого чисто технического сооружения входит и святилище. По правде сказать, святилище это весьма своеобразное: оно представляет собой большую скалу в форме человеческой головы. Род этой священной головы диаметром 3,5 метра углублен и образует искусственную пещеру, где, вероятно, совершались торжественные богослужения. В «полости» выдолбленного в скале рта было захоронено какое-то особо важное лицо, возможно, верховный жрец чавинцев.

Другое известное водное сооружение «сыновья ягуара с копьями» оставили в долине реки Непенья. Между двумя холмами они построили высокую плотину невероятной ширины (у основания 24 метра); она задерживала до наступления засухи воду, поступавшую в водохранилище по двум каналам, один из которых имел в длину 20 километров. На неровной местности акведукам мешали различные природные препятствия, поэтому они зачастую проведены по высоким дамбам. Основное сооружение плотины в долине реки Непенья дополняли дамбы и водоспуски, защищавшие посевы от разлива весенних вод в период, когда в Андах тает снег. Эта сложная оросительная система, сооруженная носителями древнейшей культуры Перу, позднее была значительно расширена гидротехниками государства Мочика. Она и поныне служит перуанцам, хотя была создана три тысячелетия назад.

Все достижения культуры Чавин настолько поразительны и уникальны, что уже с того самого времени, как ее существование было установлено наукой, ученые специалисты и любители задают дин и тот же вопрос: как и откуда появилась культура Чавин? Ведь она так неожиданно выплыла из глубин перуанской истории – зрелая и вполне завершенная. Мы не знаем ее ранних форм, не представляем, какой она была до начала строительства Серро-Сечин. Именно поэтому ответы на вопрос о возможном происхождении чавинцев и их культуры весьма различны.

Внезапное появление чавинцев на перуанской сцене навело некоторых ученых на мысль искать их прародину не только вне Перу, но и вне Америки. Так, например, видный австрийский ученый Роберт Гейне-Гельдерн считает, что элементы искусства культуры Чавин встречаются у китайских художников, творивших примерно за 300 лет до н.э. Другие ученые обратили внимание на определенное внешнее сходство между керамикой японской культуры Дзёмон и керамикой периода расцвета культуры Чавин в северных областях Перу.

Напротив, Хулио Сесар Тельо, открывший эту культуру, искал ее предшественников в западной Амазонии, на правом берегу реки Мараньон, среди индейцев влажных тропических джунглей, где живет и ягуар, тотемное животное чавинцев. С этого хищника должны начинаться любые поиски прародины Чавина. О чавинцах мы еще многого не знаем, но существуют два факта, в которых нет сомнения.

Во-первых, эта культура вступила на сцену перуанской истории как бы в готовом виде, то есть полностью сложившейся; во-вторых, главный признак Чавина – культ ягуара, хищника из породы кошачьих.

Между тем ни сам холодный Чавин, лежащий под вершинами гор почти 5 километровой высоты, ни пески сухого перуанского побережья вокруг Серро-Сечин и долины Косты отнюдь не являются идеальным местом для обитания ягуаров. Как раз наоборот. Не удивительно, что именно Тельо, открыв эту культуру, в поисках ее прародины обратил внимание на район реки Мараньон, где обитали и обитают до сих пор ягуары. Однако следует отметить, что ни в долине реки Мараньон, ни в верховьях Амазонки не было обнаружено следов не только культуры Чавин, но и никакой другой высокоразвитой древнеперуанской культуры. В ХХ столетии индейцы бассейна реки Мараньон принадлежат к числу самых отсталых в Латинской Америке. Следовательно, было бы довольно странно, если бы именно в этой области три тысячи лет назад зародилась культура, которую Тельо назвал «праматерью перуанской цивилизации».

Однако исследование по следам ягуара может пойти и в другом направлении. На востоке Мексики, во влажных тропиках были обнаружены следы древнейшей высокой культуры этой части Америки – культуры ольмеков.

Примерно 3500 лет назад ольмеки начали строить в Месоамерике свои первые города и пирамиды, каменные стелы и алтари, и все они были украшены изображениями ягуара, скорее человека с чертами ягуара. Ольмеки не только поклонялись ягуару, но и считали себя его потомками. В одном из ольмекских городов, нынешнем Портеро-Нуэво, была обнаружена каменная скульптура, которая говорит об этом недвусмысленно. Она изображает соитие женщины с ягуаром. Именно из этого контакта человека с божественным животным, согласно культовым представлениям, родились полулюди-полубоги, древнеамериканские герои-ольмеки.

Следы ягуарьих индейцев были обнаружены далеко от их центра – Веракруса.

В Монте-Альбане находятся бесспорные следы присутствия ольмеков на больших каменных блоках, где они изображены в своеобразной танцевальной позе (и именно поэтому их называют (danzantes – танцовщики). Между прочим, ольмекские танцовщики из Монте-Альбана удивительно напоминают мужские фигуры из чавинской галереи в Серро-Сечин.

Находки последних лет доказали, что индейцы, исповедовавшие культ ягуара, утверждали свое влияние по весьма обширной территории. Совершая свои экспедиции, они вскоре добрались до самой Гватемалы, Сальвадора и Коста-Рики.

Если принять во внимание, что почитание ягуара лежало в основе культуры чавинцев и ольмеков, если сопоставить обе культуры во временном отношении, если сравнить автопортреты ольмеков, известные по мексиканскому Монте-Альбану, с портретами чавинцев, увековеченными на камне в галерее Серро-Сечин, то невольно возникает сомнение не имеем ли мы дело с представителями одной и той же группы, с носителями идентичной культуры.

Разумеется, это только гипотеза. Однако в ольмекское происхождение культуты Чавин верят ряд весьма компетентных ученых.

Так или иначе, искать объяснения столь внезапно появившейся культуры нужно как раз с точки зрения обновления религиозного культа. Не зря было сделано ударение на попытку воплощения двойственности реальности и в строительстве главных храмов, и в изображении богов. Поскольку это было именно изображение измененного бога. По аналогии с «Пополь-Вухом» майя, мы можем отметить, что изображение кошачьих было присуще лишь главнейшему богу. Этим богом в древнем Перу был Виракоче покровитель всего сущего, и прежде всего бог солнца. Но необходимо заметить, что солнце вышло на первый план жизнеустройства древних индейцев лишь с определенной сменой социального устройства. Ранее при примитивном земледелии, куда более важным светилом была луна, по положению которой и создавались астрономические и земледельческие календари. Ягуар тогда был, если можно так выразиться, «лунным котом», не несущим особой защиты, так как луна не может принести своим появлением столько жизнетворности, сколько приносит солнце.

В период культуры Чавин, при создании социальной ячейки айлью, когда идет переход от земледелия, как дополнительной женской обязанности (необходимо также отметить обычное отождествление луны и женского начала) к земледелию, упорядоченному, несущему на себе одну из главнейших ролей в жизни людей, становится необходимым бог-покровитель, несущий в себе особую энергию. Энергию женского и мужского начала, как залога успешного процветания общества, и воплощенным энергиям: мудрости луны и покровительства солнца.

Именно эту роль и взял на себя Виракочи, и судя по достижениям созданным в эпоху культуры Чавин, справился он с ней великолепно.

И все же культура Чавин одна из наиболее загадочных в истории всего древнего Перу. Она не только внезапно появилась, но и почти столь же внезапно угасла.

Многие ученые считают, что для поддержания длительной устойчивости в обществе необходим сильный централизованный государственный аппарат, которого Чавин де Гуантар был лишен. Но почему же распалась общность людей, объединенная культом Чавин. Почему были заброшены религиозные центры не только на севере, но и в самом центре Перу, ответов на эти вопросы мы не можем получить до сих пор.

Ягуар - Божество Чавин

1400 г. до 300 г. до н. э. в Андах про цветала культура Чавин, получившая название от впечатляющего культового центра Чавин деГуантар, располо-женного неподалеку от современного Гуараца.

Предприимчивые индейцы чавин объсдинили в своей культуре множество ранних традиций. У жителей побережья они позаимствовали Робразную конфигурацию культовых построек, а образы животных взяли у жителей лесов Амазонки.

Ученые считают, что культавый комплекс Чавин де Гуантар был центром новой влиятельиой религии, сосредоточенной вокруг оракула, который, как считали, находился в храме.

Успехи металлообработки и ткачества в период расцвета культуры Чавин могли быть результатом развития нового культа, так как небольшие культовые предметы из золота и ткани помогали широко распространять веру.

Ювелиры Чавин использовали обработку листового золота молотком, рельефные изображения на металле, пайку и сварку, создавая предметы наподобие изображенного вверху украшения длиной около 19 см, которое, вероятно, нашивалось на одежду жреца. Оно изображает рычащего ягуара — символ сверхъестественной силы, превалирующий в культуре Чавин и в более позднем искусстве Перу.К тому времени, когда культура Чавин стала угасать, мастера по металлу передали свое мастерство и своих богов другим народам Перу, включая моче.

Затем появились Тиагуанако и Вари, две влиятельные культуры, и, как считают ученые, первые настоящие одноименные империи в Андах. Между 300 г. до н. э. и 1100 г. н. э. они были доминирующими в регионе и помогли заложить основы будущего правления инков.

Паракас

Культура Чавин исчезает примерно около 300 года до н.э., так же неожиданно, как и появилась. Затем долгое время обнаруживаются местные культуры, чье влияние распрос- траняется лишь на малые территории. Культура, которая следовала непосредственно за Чавином, возникла на южном побережье Перу. Она получила первоначально название Паракас по находкам, сделанным в середине 20-х годов на одноименном полуострове. Слово «Паракас» означало на одном из местных индейских языков «песчаный дождь».

Очень подходящее название для пустынного, покрытого красноватыми песками полу острова, куда заходят и глубоко вклиниваются в Тихий океан отроги горного пояса Серро Колорадо. На южноперуанском пустынном полуострове никто не живет. Это мертвая земля. Однако в начале нашего столетия выяснилось, что Паракас это не только мертвая земля, но и земля мертвых. Случайно ставшие здесь на якорь рыбаки нашли в южной оконечности полуострова странные могилы, в которых были обнаружены удивительные ткани, каких в нынешнем Перу уже не производят. О случайной находке опять узнал не кто иной, как Хулио Сесар Тельо.

Ради этих небольших кусточков ткани Тельо отправился на полуостров Паракас, где, по общему мнению, никто никогда не жил. «Песчаный дождь» не обманул его ожиданий. Напротив, он подарил редкому гостю, пожалуй, самое велико- лепное из его открытий. Под вековыми наносами красноватого песка Тельо нашел не только множество клочков тканей и могил, но и целый великолепный «город мертвых», своеобразное и весьма обширное место захоронения. И даже не одно…Здешний сухой климат великолепно законсервировал почти все захоронения. В могильниках сохранились и мумии перуанских индейцев, которые некогда построили для себя этот необычный населенный пункт. Позднее Тельо назвал эту своеобразную культуру Паракас по имени полуострова, где фортуна оказалась к нему более благосклонной, чем где бы то ни было.В последующие годы на «полуострове мумий» вели раскопки и другие ученые, в том числе одна из немногих перуанских женщин-археологов Ребекка Карьон Качот. Результатом их деятельности было не только открытие новых могильников. Они установили, что культура Паракас, согласно имеющимся данным, существовала в этой части Перу не менее 500 лет и в своей ранней фазе находилась под значительным влиянием Чавина и его художественного стиля. На древнейших паракасских тканях и керамике часто обнаруживались изображения свяще-нного ягуара, культ которого господствовал в Чавине.

Более древние памятники были найдены в первом из трех существенно отличающихся друг от друга мест погребения. Тельо назвал его (по следам названия грабителей могильников) Кабеза Ларга или «Длинная Голова» из за удлиненных деформированных черепов у покоящихся там мумий.

Второе кладбище Паракас километра. Паракасские «каверны» (пещеры, ямы) по форме похожи на бутылки знаменитого итальянского вина кьянти с длинным узким горлышком и широким дном. В «бутылке», то есть, в подземной камере, на глубине примерно 6 - 9 метров от поверхности земли рядами уложены мумии, завернутые в широкие ткани из шерсти или из хлопка. Останки покойников великолепно сохранились благодаря мумификаторам и сухому климату Паракаса. Умерших обычно хоронили сидя, с поджатыми к подбородку коленями и скрещенными на гру Кавернас, находилось от первого захоронения на расстоянии примерно в 1,5 ди руками. Ученых привлек тот факт, что черепа покойников были не только деформированы, но и кое-где носили следы явной трепанации, что свидетельствует о высоком уровне древнеперуанской хирургии. В пещерах рядом с мумиями лежали многочисленные подарки, которые приносили близкие родстве-нники покойных. Они должны были сопровождать мумию в последний путь. Это маленькие золотые украшения, обломки тростника тотора, сети для рыбной ловли, остатки рыбы другой пищи, кроме того, оружие и другой инвентарь: обсидиановые и костяные ножи, каменные топоры, особые трубочки для вдыхания табака, а также ткани и керамика, десятки, сотни сосудов, украшенных различными орнаментами. Одни еще близки к изображениям культуры Чавин и его божеству ягуару, на других уже появляются впоследствии широко распространенные геометрические узоры. Особого внимания заслуживают сохранившиеся медицинские инструменты, которыми лекари Паракаса делали операции на черепе.В 1927 году Тельо нашел на полуострове Паракас, близ бутылевидных могил, под высоким наносом песка другое место захоронения, с еще большими погребальными камерами, «вестибюлями», длинными коридорами и внутренними двориками. Толщина стен подземных помещений достигает 30-40 сантиметров. Они выложены из камней, китовых костей и других подобных материалов. Обнаруженные Тельо погребальные сооружения напоминали остатки жилого комплекса, и потому первооткрыватель назвал его Некрополис (по гречески «город мертвых»). Паракас Некрополис был построен в более поздний период существования древнеперуанской цивилизации Паракас. Под таким названием он и вошел в историю. Паракасский «город мертвых», «населенный» десятками мумий, отличается от паракасских «каверн». Здесь хоронили не всякого. Это место захоронения лишь для «благородных», тех, что был побогаче, нечто вроде «посмертного клуба» для избранных. Поражало богатство одежды умершего. Это был не простой саван или рубаха. Каждая мумия была завернута в один или несколько прекрасных плащей. Именно погребальный плащ являлся свидетельством привилегированного общественного положения покойного. Чем больше плащей, тем знатнее человек. Мумификаторы из «города мертвых» следовали точно разработанной методике. Сначала они отделяли голову от тела, затем из головы через носовую полость вынимали мозги, а также удаляли у покойника глаза. Тело вскрывали дважды: сначала, чтобы извлечь легкие, желудок, сердце и другие внутренности, а, затем, разрезав прямую кишку, вынимали кишечник. Труп после извлечения тщательно бальза-мировали. Вслед за этим его сушили над огнем или на палящем солнце.

Постепенно тело полностью высыхало, как бы уменьшаясь в своих размерах. Отделенная от тела голова возвращалась на место. И, наконец, набальзамированные останки заворачивались в широкие куски ткани. Некоторые паракасские мумии преподнесли своим открывателям неожиданные сюрпризы: так, в одном из рулонов, был обнаружен мужчина с длинными пышными усами и бородой, что, в общих чертах, было нетипичным для того времени. Дальнейшие находки помогли датировать возраст «города мертвых». Посредством радио-активного углерода удалось, определить дату мумификации одного из «мужчин в плащах» 304 год до н.э. (разумеется, с допустимыми отклонениями). В одном из районов культуры Паракас Некрополис было сделано еще одно поразительное открытие: знаменитый перуанский палеопатолог Оскар Уртеага Бальон якобы посадил после особой обработки зернышки кукурузы, найденные в одном из могильников, и те еще раз скажем «якобы» – дали ростки. Собственно, это прекрасный символ: из земли давно погибшей цивилизации родилась новая жизнь! . Но как бы ни обстояло дело с зернами кукурузы из могильника Паракас Некрополис, совершенно очевидно, что из культуры Паракас взошла новая высокая культура культура Наска.

Ткани Паракас

Некоторые древние перуанские цивилизации оставили после себя много предметов материальной культуры. Так, индейцы культуры Наска передали в наследство будущим поколениям свои рисунки, инки архитектурные памятники, а представители культуры Паракас великолепные ткани. В «городе мертвых» были найдены не только мумифицированные тела усопших, но и ткани, столь богато и искусно расшитые, что и поныне их красота и качество вызывают восхищение любого специалиста.

Более того, знатоки считают ткани и плащи культуры Паракас лучшими текстильными изделиями древних культур мира. Прежде всего, ученые начали исследовать погребальные рулоны из Паракас Некрополис. Они кажутся несколько странными. Внизу, у основания, они имеют диаметр 150 и более сантиметров, наверху – чуть более метра. Внешней «оболочкой» порой служил кожаный мешок или сеть, сплетенная из растительных волокон. Здесь, в Паракасе, покойников всегда заворачивали в длинное полотнище из хлопчатобумажной ткани. Второй слой обычно представляет собой полотняный мешок, крепко связанный сверху.

Если развязать его, то под ним можно найти еще один слой материи, в которую вкладывали «унку», нечто вроде рубахи. Далее разматываются еще один-два витка крепко облегающей тело материи. Под ними уже две тысячи лет ожидает своего освободителя нагая мумия, посаженная в плетеную корзину – плетенку. Колени прижаты к подбородку, конечности привязаны к телу веревками, которые нередко стягивают и пальцы на обеих руках умершего. Ткани из паракасских могильников сотканы из шерсти или хлопка. Шерстяные ткани, вышедшие из рук ткачей, пережили две с лишним тысячи лет и сохранились лучше чем, хлопчатобумажные. К счас-тью, плащи и другие одеяния паракасцев, как правило, были сотканы из шерсти. Все предметы облачения обычно совершенно новые.

В рулонах всегда налицо полный «комплект», украшенный, как правило, одинаковым орнаментом. «Комплект» включал в себя четыре основных предмета мужской одежды: юбка, рубаха – «унку», головной убор (полоса в несколько метров длиной и примерно в 3 метра шириной, несколько раз обмотанную вокруг головы и напоминающую тюрбан) и плащ, который, безусловно, привлек бы наибольшее внимание своим великолепием. Именно погребальный плащ являлся свидетельством привилегированного общественного положения покойного.

Чем больше плащей, тем знатнее человек. В Паракас Некрополис были найдены мумии, «одетые» в пять и более плащей. Паракасские плащи сшиты обычно из одного куска шерстяной ткани, как правило, размером 2,5 ґ 1,25 метра. Плащи украшали различные вышитые фигуры. Вышивку паракас-цев на первый взгляд можно принять за рисунок или аппликацию, настолько тонко она выполнена. Сверху донизу плащ покрыт разноцветными узорами или широкими полосами.

Всего ученые обнаружили на плащах в Паракас Некрополис 22 расцветки и хоть это покажется невероятным 190 оттенков! Краски изготовлялись из самых различных природных материалов. Мас-терство, с которым выполнены вышивки, наводит на мысль, что в Паракасе существовали настоящие мастерские. Один плащ нужно было вышивать, скорее всего, года три. Из этого следует, что знатные особы заказывали посмертное облачение еще при жизни, как, например, египетские правители при жизни строили свое посмертное жилище. Точный способ изготовления тканей неизвестен, так как в Паракасе не найдено ни ткацких станков, ни их изображений.

Тем не менее, возможно, что для изготовления меньших по размеру изделий использовались небольшие станки с задним расположением ремней. Ткани больших размеров не могли делаться на ткацких станках, потому что ширина ткани при этом ограничивается размахом рук ткача. Пытаясь понять значение изображений, вышитых на тканях из захоронений Паракаса, историки подвергли их детальному анализу. В процессе изучения было выделено три основных стиля вышивки: линеарный, широколинеар-ный и цветоблочный. Работающая в стиле цветового блока вышивальщица намечала образы нитками, а затем заполняла их различными оттенками. Бесчисленные стежки позволяли детально изображать людей, сверхъестест-венные существа, животных и растения. Люди и сверхъестественные существа носят туники и украшения, держат в руках веера, копья и пращи, похожие на те, что обнаружены в захороненных свертках. При использовании линеарного стиля вышивальщица выполняла работу в обратном порядке: по мере того, как она расшивала стежками фон, изображения проявлялись, как негативы, и заполнялись многоцветными параллельными рядами стежков по вертикали, горизонтали и диагонали. Работающая в стиле широкой линии вышивальщица укладывала множество рядов стежков одного и того же цвета так близко один от другого, что на ткани появлялись широкие линии или полосы.

Изображения, выполненные в линеарном стиле и в стиле широкой линии, обычно более абстрактны, чем в стиле цветового блока: вместо специфических характеристик предмета или существа здесь дан, скорее, общий тип. Как в линеарном стиле, так и в стиле цветового блока часто изображаются фигуры из черточек. Костюмы и украшения весьма абстрактны, что затрудняет трактовку. На паракасских тканях можно видеть загадочные фигуры, напоминающие сфинксов, рыб, птиц и других животных с лицом человека. Иногда одна и та же фигура дана в четырех разных позициях. Это навело некоторых исследователей на мысль, что фигуры могли выполнять роль некоего лунного календаря, а четыре их подобия олицетворяли четыре фазы луны.

Попытки объяснить смысл загадочных фигур на паракасских плащах продолжаются и поныне. Однако, совершенно очевидно, что это не просто сверхъестественные существа. Кроме версии о возможном лунном календаре существует и еще одна, которая предполагает, что фигуры – это знаки древнейшего перуанского письма, а изображения на плащах мертвых в Паракас Некрополис не что иное, как древнейшая перуанская библиотека. Проблема, конечно в том, чтобы перевести эти тексты в слова, особенно если учесть, что даже особый прием скручивания нитки в куске ткани может иметь скрытый смысл.

Изысканные рисунки могли нести информацию об общест-венном статусе носившего одежду, о его ритуальных обязанностях или занятиях, а также о его происхождении. Некоторые мотивы были настолько важными, что перекочевывали с ткани на ткань в течение семи с поколений без больших иконографических или формальных изменений. Охотнее всего обитатели Паракаса украшали свои плащи различными фигурами. Порой они изображали сами себя. Так были найдены ткани с изображением людей, держащих в руках дубины, ножи и копья. Некоторые фигурки держат в одной руке жезл, а в другой – отсеченную голову врага. Некоторые ученые предпо-лагают, что «фигурки воинов» могут представлять вождей различных племен, другие считают, что владелец этого покрывала был воином, и что рисунок указывает на роль в обществе. Некоторые смотрят на проблему еще шире и считают, что эти фигурки как бы олицетворяют человеческую агрессию.

Среди изображенных представителей животного мира наиболее часты птицы, но встречаются и дикие кошки, и странные существа, объединяющие кошачьи черты с чертами других животных. Есть тут и змееподобные существа, рыбы, обезьяны, грызуны и ящерицы, а также гуанако. Еще чаще, чем животные, встречаются изображения людей, переодетых животными, а в некоторых случаях – воображающих себя растениями.

Вероятно, это участники каких-либо ритуалов, принимавшие на себя качества воплощаемых существ. Однако, в могилах не было найдено ни одного костюма животного, хотя на вышитых погребальных покрывалах детально изображены люди в таких костюмах. Исследователи считают, что вожди племени перед смертью передавали костюмы для ритуальных маскарадов своим преемникам. У создателей всех этих изображений, конечно, была духовная связь с природой. Вытканные вручную ткани до сих пор продолжают играть важную роль в Андах. Жители вытаскивают драгоценные ткани, доставшиеся им по наследству, и используют их в ритуалах, умиротворяя духов предков и силы природы. Мотивы тут так же разнообразны. Некоторые рисунки встречаются так часто, что исследователи дали им имена.

Один из этих рисунков, известный как «Шаман в экстазе», есть на десятках одежд из Некрополиса. Его тело выгнуто, голова откинута назад, а руки протянуты вперед, словно его застали в момент страстного порыва. В одной руке шаман зажал веер из перьев, который предполагает силу и символизирует птицу (покровителя ритуального транса). В другой руке шамана – жезл или трубка для вдыхания галлюциногенов.

Нагрудное украшение могло символизировать волшебное зеркало, сообщающее шаману дар провидения. Из зооморфных изображений также, прежде всего, нужно попытаться извлечь символическое значение. Главный хищник океана, акула могла рассматриваться как хранитель природных морских богатств, возможно, даже как олицетворение океана. Кошек считают возможной метафорой сухопутного мира, а изображение головы противника или, как ни странно, зернышек фасоли служит свидетельством того, что у индейцев существовала казнь посредством отсечения головы. Но даже, если когда-нибудь будет четко установлено, что странные существа на плащах из «города мертвых» всего лишь замечательные украшения, что вряд ли на взгляд любого здравомыслящего человека, это ничего не убавит в великолепии и совершенстве древних паракасских тканей.

Керамика Паракаса

Ученые связывают стиль найденной керамики в Паракасе с двумя культурами, определенными Тельо и Меджиа. Керамику в стиле Кавернас, называемую теперь просто керамикой Паракас, обнаруживали при раскопках не только на захоронениях Кавернас, но и в близлежащих долинах Ика, Писко и Чинча. Некоторые ученые считают долину Ика колыбелью керамики Паракас и предполагают, что искусство жителей долины позднее повлияло на полуостров Паракас.

В основном керамика Паракас включает в себя такие изделия, как терки, миски и своеобразные бутыли с двойным горлышком (с ручками-перегородками). После обжига посуда часто окрашивалась яркими красками на основе смол, причем для одного сосуда могло использоваться четыре или пять различных цветов. Линии наносились для разделения цветовых участков или для того, чтобы подчеркнуть различные мотивы, включая геометрический орнамент, кошачьи фигуры и узкоглазые человекоподобные существа, характерные для этого стиля.

На другие керамические изделия в стиле Паракас нанесены точки, полосы или пересекающиеся линии посредством техники, известной как негативный рисунок. После обжига рисунок наносился на посуду с помощью толстого слоя размягченной глины. Затем сосуды приобретали темный цвет под воздействием либо дыма, либо органического черного пигмента, скорее всего, растительного экстракта. Пигмент наносили на сосуд и сушили. Затем при замачивании удаляли только глину, защищавшую участки светлой поверхности от воздействия пигмента или дыма.

Стиль керамики, связанный с культурой Некрополис, известный как Топара, как предполагают, ведет свое происхождение из долины Канете, расположенной ближе к северу, хотя изделия этого стиля находили также в долинах Чинча и Писко.

Он отличается скромной однотипной расцветкой. Керамические изделия в стиле Топара обычно кремового или оранжевого цвета и не украшены рисунками. Тем не менее, они гораздо элегантнее керамики Паракас. Чрезвычайно тонкие стенки изделий и точное моделирование говорят о значительном уровне мастерства. На основании этого некоторые ученые предполагают, что стиль этот – свидетельство отдельной культуры, которая, по словам североамериканского археолога Хелены Сильверман, подвергалась «сильному и непрерывному влиянию» культуры Паракас.

Парадоксально, но тенденция к простоте формы и к ограничению использования цвета, которая столь явно прослеживается в керамике Топара, не распространяется на ткани Паракаса, крайне яркие и с чрезвычайно сложной вышивкой множества художественных деталей.

Наска

Наска Эта культура является своего рода преемницей Паракаса. Крупнейшие центры Наска отчасти занимают те же территории, на которых располагались и знаменитые могилышки с сидящими мумиями. Как говорят археологи, материал культуры Наска залегает прямо над слоями с керамикой типа Паракас. Правда в последней фазе Наска центр активности перемещается из долины в 80 км побережья в горные райоиы - Айакучо. Во временном отношении она в плотиую примыкает к поздним памятникам Паракаса. Эта культура унасле-довала также определенное стилистическое и иконографическое сходство от своих предшественниц. Прежде всего, это культ глазастого существа, традиция изготовления двойных сосудов с общей ручкой и, кроме того, практика (правда, в чуть измененном видe) черепных трепанаций. Следует заметить, что до сих пор культурная преемственность прослеживалась в распространении традиций с севера на юг вдоль побережья: Чавин, Паракас, Наска. Наска же, практически накладываясь на Паракас, начинает движение в горы.

Сохранилось мало каменных строений Наска. Все они расположены по преимуществу в долинах рек, пересекающих прибрежную полосу пустынь. Первым из обнаруженных и самым круппым был, но-видимому, воздвигнутый в раннем периоде в долипе реки Наска центр Кауачи. Здесь было обнаружено шесть пирамидальных холмов - то есть к естественным холмам были пристроены террасы, а все сооружение выложеио адобами. К этим пирамидам примыкали дворы и постройки. В центре поселения возвышался так называемый Большой храм. Он также возник на естественном, по подправленном плоском холме, превратившемся в 20-метровую ступенчатую пирамиду. Вокруг располагались площади, дворы, строепия с низкими стенами из сырцового кирпича и погребения. В пределах этого церемониального центра было обнаружено множество глиняных сосудов. Многие великолепные сосуды были изготовлены в Кауачи. Вместе с тем, стало неожиданностыо, что немало изделий было неместного происхождения. По всей видимости, их приносили собой паломникн, стекавшиеся из самых удаленных уголков в этот важный церемониальный центр. Археолог Стронг, первым раскопавший Кауачи, даже назвал его столицей цивилизации Наска во времена ее особенно пышного расцвета. Пожалуй, он верно оценил значимость этого древнего города, занимавшего площадь в 24 км и просуществовавшего целых шесть столетий с 300 года до н.э. по 300 год н.э.Кроме того, вскоре совсем рядом был обнаружен более поздний комплекс, немало удививший археологов. На низкой платформе из адобов было установлено 12 рядов столбов из стволов рожкового дерева альгарробы. В каждом ряду находилось по 20 двухметровых столбов,раздвоенных сверху. Эту прямоугольную конструкцию даже шутливо поименовали деревянным Стоунхенджем, хотя сходство с настоящим Стоундхенджем заключается лишь в церемониальном назначении этих двух памятников.

К западу и к югу уже цепочками тянулись столбы поменьше. Складывалось впечатление, что этими цепочками разгораживались какие-то постройки. Были и другие конструкции, назначение которых до сих нор не выяснено.Находки следовали одна за одной. Вскоре было обнаружено поселение названное Уака-дель-Лоро (Святилище попугая и относившееся к самому концу культуры Наска. Свое название место получило благодаря живописной мумии попугая ара, обнаруженнюй в центральном круглом здании. К этому зданию - предположительно святилищу - с севера и юга примыкали комнаты. Стены были сложеиы из камней и гальки, обмазаны глииой выкрашены в красный цвет. С юга к сооружению вели лестницы, огорожениые плетнем Строиг решил, что это были загоны для морских свинок. Трудно представить чем он руководствовался в своих рассуждениях. Возможио, тем обстоятельством, что внутри здания, помимо мумии ара, находились еще и мумифицированиые остатки морской свинки, ламы, а также кость кита.Каналы Наски позволяли доставлять воду из горных рек на поля в периоды засухи. Их уникальность состоит не только в инженерном решении их прокладки. Эти акведуки были крытыми - во избежание большого испарепия воды в зоне пустыни.Однако это были еще не все тайны странной культуры Наска.

Наска ,Вслед за Паракасом, очевидно, в середине 2 века до н.э., на сцену перуанской истории вступают индейцы культуры Наска. В отличие от своих предшественников они жили не на берегу моря, а в нескольких южноперуанских долинах. Главным центром этой цивилизации были долины рек Ика, Писко и Наска, примерно в 60-80 километрах от побережья Тихого океана, то есть южнее «полуострова мумий». Насканцы были хорошими земледельцами. Однако производство сельскохозяйственной продукции зависело(значительно больше, чем некогда на северном побережье Перу) от воды. Тут ее было очень мало. В некоторых областях дожди почти совсем не выпадали, а реки, в долинах которых жили насканцы, высыхали порой на десять месяцев в году. И насканцы достаточно часто меняли место в поисках воды. Часто они находили ее под землей. Для того чтобы иметь воду под рукой для поливки полей, они строили большие резервуары, которые и сейчас, две тысячи лет спустя, служат жителям в Ахе, Копаре, Бисамбре и других южноамериканских оазисах. Насканцы строили и наземные водопроводы, доставлявшие бесценную влагу прямо на поля. Рыли они и большие подземные акведуки, укрепляя их стены каменными блоками, а для потолков используя балки из стволов мескитового дерева (альгароба). Многие из насканских подземных водных тоннелей были открыты миру итальянским географом Антонио Раймонди. Он выяснил, что эти подземные каналы чрезвычайно длинны и многие имеют довольно большое поперечное сечение. Они настолько просторны, что в некоторые из них мог бы войти, не сгибаясь, человек среднего роста. Ученый обнаружил также особые углубления в земле (индейцы называют их «глазами»), через которые во многих местах можно было входить в канал для его очистки или ремонта. Через них же насканские тоннели и «дышали».Гидросооружения древних насканцев свидетельствуют о том, какое большое значение в их жизни имела вода. Борьба за воду, возможно, была главной причиной войн и завоеваний насканской империи.Один из знатоков культуры Наска, директор перуанского Национального музея доктор Л.Г.Лумбреас, в связи с этим подчер-кивает, что насканское общество постепенно утрачивало свой религиозный характер и все больше «милитаризировалось». В поздние периоды истории культуры Наска со следами ее представителей можно встретиться на уже большей территории, чем прежде. Археологические находки свидетельствуют, к примеру, что насканские воины позднего периода захватили большую часть территории южноперуанской долины реки Акари. В этой долине, на самой окраине нынешнего города, носящего то же название, профессор-археолог Джон Хоуленд нашел развалины городища в километр длиной и полкилометра шириной, обнесенного каменными стенами. В верховьях реки Акари были обнаружены развалины других крепостей - Човаченто, Амато и Уарато. Открытие развалин нескольких городищ имеет большое значение, поскольку долгое время вообще не было известно о поселениях насканцев.Города в долине реки Ика возникли вскоре после появления культуры Наска. В долине реки Акари они были построены в период завоевания этой территории нас-канцами. Но ни долина реки Ика, ни долина реки Акари не были место нахож-дением столицы насканского общества. Ныне уже не приходится сомневаться, что ею был большой город в долине реки Наска, на территории нынешней асьенды Кауачи. Столицу насканцев называют по имени этой асьенды. Наряду с жилыми постройками в Кауачи были обнаружены и здания административ-ного характера, а также строения, связанные с религиозным культом. В центре поселения возвышается так называемый «Большой храм» в виде пирамиды высотой 22 метра с несколькими ступенями. На вершине «храма», как и в древней Месоамерике, была расположена маленькая деревянная «часовенка». Сохранились в Кауачи и остатки «Большого дворца», очевидно резиденции «главы» этого южноперуанского государства. Город делился на шесть больших кварталов. Столица цивилизации Наска все еще ожидает более тщательного археологического исследования. Но уже и сейчас расчищенные жилые кварталы свидетельствуют о том, что это был красивый город, где жило несколько тысяч человек.

Некоторые ученые считают именно Кауачи а не Чавин первым настоящим городом в Перу. А деревянные колонны здешнего храма прекрасное топливо. В печах жителей долины Наска постепенно исчезает одна колонна Эскакерии за другой. В 1957 году, во время последней «переписи» насканских колонн, их осталось всего 47. Однако с той поры это количество явно уменьшилось. К счастью, колонны насканского святилища не превратились в золу к тому моменту, когда Эстакерию открыли ученые.

Рисунки Наска

Еще до того, когда инки достигли своего могущества, в андском обширном регионе процветало несколько других культур. Первые охотники и рыболовы появились здесь, по крайней мере, 12 000 лет назад, а к 3000 г. до н.э. рыбацкие деревушки усыпали все это безводное побережье. В плодородных долинах у подножия Анд и зеленых оазисах в пустыне возникали небольшие сельские общины. Народ Наски обрабатывал земельные участки в долинах, расположенных в 200 милях к югу от современной столицы Перу – Лимы. К 370 г. до н.э. наскский стиль доминировал на юго-западном побережье, оставив наиболее заметный след в керамических изделиях. Наиболее же знамениты Наски своими загадочными озадачивающими линиями Наска – громадными наземными рисунками. Рисунки на земле в районе Наски в Южной Америке, в Перу, стали широко известны всему миру в конце 30-х годов нашего столетия. В 50 километрах от Тихого океана на ровном плато, прорезанном рекой Инхенио, на высоте около 800 метров над уровнем моря начертаны тысячи линий различной длины и ширины, десятки спиралей, а также рисунки животных, птиц, рыб и других фигур. Наблюдение с поверхности земли или с небольших гор, окружающих плато, не давало четкого представления ни о масштабах древних творений, ни об их замысле. Неудивительно, что строители Панамериканского шоссе, проводя дорожные работы на плато, уничтожили фрагменты некоторых линий, знаков и рисунков, даже не подозревая об этом. Количество линий на плато достигает 13 тысяч. Большинство из них имеет длину в сотни метров. Другие тянутся на километры. Есть линии длиной до восьми и даже десяти километров. Ширина многих линий составляет 15-20 сантиметров, других – около полуметра, а третьи напоминают по длине и ширине взлетно-посадочные полосы аэродромов. Поражает точность, с какой были проложены линии. Среднее отклонение по направлению не превышает 2,5 метра на один километр, что соответствует пределу точности современной фотометрической съемки. Другими словами, линии проведены более точно, чем, если бы они были проведены с использованием современных приемов аэрофотосъемки . Технология нанесения линий на землю казалась довольно простой: был снят верхний слой каменистой почвы. Нижний слой почвы – более светлый по сравнению с верхним. Этого оказалось достаточно, чтобы линии были заметны. Как правило, убранные камни складывали в кучки в стороне от линий. При этом их старались расположить рядами, как на шахматной доске. Некоторые из кучек были очень большие: более сорока шагов в длину и метр в высоту. Великолепная планировка на громадной площади, высочайшая точность в разметке линий, обилие более мелких деталей, несущих смысловую нагрузку, подсказывают, что архитекторами-руководителями этих работ были представители высокоразвитой цивилизации. Некоторые современные эксперты склоняются к мнению, что данные цивилизации явно внеземного происхождения, приводя в доказательство похожие события нашего времени, когда непонятным образом на пространствах многих стран появляются многочисленные круги, линии, рисунки, криптограммы. Учитывая быстроту, с какой они появляются на земле даже в ночное время, масштабы, сложность композиций и необычность технологии нанесения рисунков – достаточно легко сделать вывод, что над воспроизводством этих образований нашей современной цивилизации пришлось бы изрядно потрудиться. Если рассмотреть данные, позволившие создать комплекс рисунков Наска, в более, если можно так выразиться, традиционном ракурсе, то становится очевидным обладание Наска приборами, способными с высокой точностью проводить линии длиной в десятки или даже сотни метров. Это можно было сделать с помощью лазерного или сфокусированного солнечного луча. Возможно, для этой цели служили вогнутые зеркала «тупу», изготовленные из тщательно отполированного металла: золота, серебра, меди, сплавов. Они были найдены в большом количестве в местах захоронений Наски. «Тупу» – внешне напоминали глубокую тарелку эллипсоидной или круглой формы диаметром до полуметра, насаженную ребром на подставку в рост человека. У основания подставки многие зеркала имели одно или два отверстия для «прицеливания». Тарелки-зеркала оказались отличными рефлекторами. Солнечный «зайчик» от него был виден на расстоянии в несколько километров. Если его направляли на другое такое зеркало, оно буквально вспыхивало отраженным светом. Но и использование этого зеркала несет в себе ряд дополнительных сложностей, так как для его создания необходимо знать его фокус или математическую формулу отражательной поверхности. Откуда Наски обладали данными знаниями – еще одна загадка.Много вопросов у исследователей Наски вызывают «отверстия» в земле с обгорелыми краями в местах пересечения линий, а также многочисленные камни и кучки камней, имеющие такой вид, как будто они находились под воздействием сильного жара. Одна из гипотез исследователей выглядит таким образом, что индейцы при создании рисунков и прокладке линий, разжигали большие костры, чтобы согреться или наполнить горячим воздухом воздушный шар. Последняя версия возникла, когда в захоронениях Наски были найдены остатки тканей, обладающих такой большой плотностью, что их вполне можно было бы использовать для изготовления воздушных шаров.Итак, древние изображения, разбросанные на огромной площади плато Наска, породили большое количество гипотез не только об их происхождении, но и об их предназначении.Первую гипотезу выдвинула одна из самых преданных Перу исследовательниц – немка Мария Райхе.

Она предположила, что все изображения Наски это своеобразный астрономический календарь. Поль Косок также поддержал ее версию, когда в дни, сначала летнего, а затем и зимнего солнцестояний увидел, что солнце садится точно на пересечении одной из нанесенных линий и горизонта.Американский исследователь У. Исбелл утверждал о «местном» происхождении рисунков, приводя в доказательство схожие с рисунками Наска стилизованные изображения, которыми были украшены старинные гончарные изделия, обнаруженные археологами в тех же местах. Другой американский исследователь Дж. Вудман предположил, что рисунки несут какой-то магический смысл и предназначались для религиозных церемоний. Но поскольку увидеть их можно только с высоты, то, значит, индейцы умели подниматься в воздух. Перуанский летчик Э. Эррано, горячо защищавший эту идею, говорил о том, что Наски могли пользоваться дельтапланом. Подтверждение своей версии он нашел в древних мифах, легендах и даже в изображении на тканях и керамических изделиях, обнаруженных одновременно с зеркалами «тупу» при раскопках. Что-то похожее на крыло дельтаплана нашли и среди рисунков Наски. По странному совпадению это «крыло», получившее название «Крыло дельта», указывало на господствующее здесь направление ветра, и именно над этим местом возникала сильная восходящая струя воздуха.

После этого версия о религиозном предназначении рисунков стала особенно популярной. Линии ассоциировались со своеобразными тропинками, которые использовались для торжественных шествий народа во главе со жрецами. Особенно эффектно такое шествие с факелами в ночное время. Фигуры животных, птиц, рыб, насекомых как бы светились в темноте, обрамленные движущимся огнем факелов. Конечно, такое зрелище было бы очень красивым, если его наблюдать с небес, которым оно предназначалось.Среди многих других самых разнообразных гипотез примечательна гипотеза Эриха фон Деникена, который заявил: «По нашему мнению, они (линии Наска) могли быть с помощью модели увеличены посредством координатной системы до гигантских размеров».Итак, изображения Наски – это древняя карта части поверхности Земли, нанесенная на плато в увеличенном масштабе, захватывающая (как выяснилось путем проецирования на различные районы глобуса) часть планеты от Африки до Австралии, а точнее – до Атлантического океана. Для перенесения линий и фигур Наски на карту был применен метод совмещения двух изображений, имеющих один масштаб. Таким способом сначала была построена карта с указанием только линий Наски, а затем карта, на которую были перенесены места расположения рисунков животных, рыб, птиц, других знаков. Оказалось, что большинство рисунков расположено в Индийском океане между Мадагаскаром и Индостаном. Четыре рисунка расположены в Австралии, и только два – в Африке.Дальнейший анализ рисунков и различных знаков Наски показал, что информация, которая содержится в них, касается малоизвестных древнейших цивилизаций Африки, Аравии, Индийского океана, Австралии. В том числе последних останков затонувших континентов Атлантиды и Лемурии.В результате изучения рисунков Наски была выявлена закономерность. Рисунки летящих или сидящих птиц, кроме других сведений, рассказывали о направлении и силе господствующих в районе ветров и близость суши. В изображении различных рыб зашифрована информация о морских течениях, глубинах, береговой обстановке. Таким образом, и птицы и рыбы несли в себе информацию, очень важную для мореплавателей. Вероятно, она им и предназначалась. Что касается сухопутных животных, растений, насекомых, то они рассказывали о самой суше, островах, на которые их изображение проецировались, за счет тех характерных особенностей или повадок, которыми они обладали. Дабы объяснения были более наглядными, можно привести несколько конкретных примеров рисунков с их подробными описаниями.

Колибри. Летящая птица колибри на карте служит своеобразным навигационным знаком для мореходов, «розой ветров» и указателем маршрутов плавания. «Установлен» этот знак у Сокотры, где пересекаются пути из Индии, Персидского залива, Красного моря, Аравии, Мадагаскара.Известно, что восточный берег Сокотры представляет большую опасность даже для современных кораблей. Сильный северо-восточный ветер и течение быстро сносят корабли на прибрежные рифы. С древнейших времен это место считается кладбищем кораблей. До нас дошла легенда, в которой древние мореплаватели вину за свою неосмотрительность и неосторожность перекладывали на … прекрасных сирен, якобы живущих на мысе Радресса и заманивавших чужестранцев на рифы. Другие мореходы, наслушавшись таких рассказов, уже обходили эти места подальше. Да и в наше время капитаны здесь очень осторожны: современные лоции не рекомендуют проходить кораблям ближе, чем за 40 миль от берега.Рисунок птицы несет в себе и другую информацию. Известно, что колибри и нектарница живут на суше в благодатных краях, где много цветов, растительности. А это значит, что поблизости от изображения птицы находится как раз такое место. В нашем случае это остров Сокотра. Правда, сейчас он не такой прекрасный, как был в древние времена. Засушливый климат изменил облик острова.

Паук. Фигура паука проецируется на район, где между подводными хребтами Ланка и Восточно-Индийский имеется поднятие. Паук – сухопутное насекомое. Значит, в этом месте раньше была суша, остров. Чтобы понять значение информации, которую можно «прочесть» в фигуре паука, надо знать его образ жизни и повадки.

Всем хорошо известен хищный образ жизни паука. Он охотник и удачный ловец незадачливых и неосторожных насекомых. Мореход воспримет знак паука на карте как предупреждающий: очень опасно! Опасность может исходить и от жителей острова, который еще не затонул, и от рифов, и от природных условий, характерных для этих мест: с декабря по март здесь и в наше время свирепствуют тропические циклоны. Паука трудно представить без ловчей паутины. Ее красивые кружева можно увидеть практически во всех уголках планеты. Паутина паука - кругопряда напоминает картографическую сетку со своими меридианами и параллелями, с полюсом. На «полюсе» сидит паук и держит своими ногами паутины - меридианы. Любое колебание паутины сразу же передается пауку. Одним словом, он держит всю паутину под контролем. Место, где расположен паук, является своеобразным центром, который был связан со всеми районами Индийского океана. Может быть, здесь и был тот центр, где концентрировались народы, плывущие со стороны Индонезии, Австралии, Тихого океана, а затем расходились по всем направлениям, как волны от брошенного в воду камня, создавая цивилизации на новых местах. В определении вида паука, изображенного на рисунке Наски нет однозначности. Некоторые исследователи Наски полагают, что это рицинулея – паукообразное, очень мелкое существо длиной всего 5-10 миллиметров, живущее в теплых и тропических районах. Ведет она скрытный образ жизни: днем прячется в трещинах земли или под покровом упавших листьев, а ночью охотится. Однако существует ряд особенностей строения данного вида паукообразных, которые свидетельствуют о том, что данное изображение может быть рицинулеей лишь с большой натяжкой. Логичнее другое предположение о том, что фигура паука больше похожа на паука-птицееда, обитающего как в Южной Америке, так и в Индонезии. На острове Ява они достигают внушительных размеров в длину – до 9 сантиметров. Среди птицеедов встречаются и ядовитые. Вот такой паук очень заметен и действительно достоин того, чтобы быть запечатленным на плато Наска.

Спираль Одним из самых частых изображений на плато была спираль. Она служила как частью тематических рисунков, так и выступала в роли информационного центра. Спирали, включенные в рисунки располагаются на карте в районах Индийского океана к югу от экватора, где с ноября по апрель зарождаются и проходят тропические циклоны. Поэтому на первом этапе спирали рассматривались как символическое изображение циклонических вихрей. А затем уже как энергетически аномальные зоны поверхности планеты. На плато Наска около ста изображений спиралей. Уже одно это говорит о важности, которую придавали им древние художники. И действительно в ходе исследований выяснилось, что изображение спирали несет в себе самое различное информационное значение, в том числе и цифровое. Одним наиболее интересным видом вычислений с помощью спиралей являлись астрономические расчеты. Спиральные календари, по сравнению с круговыми календарями, примером которых могут служить знаменитые постройки английского Стоунхенджа, более совершенный и более гибкий вариант. Они позволяли более наглядно изобразить непрерывной кривой линией один или несколько последовательных периодов или циклов. На спирали можно было отметить моменты важных космических событий (затмения лунные и солнечные и др.) прошлого, настоящего и будущего и «привязать» их к конкретным датам. Можно было снять небольшую копию с полученной спиральной диаграммы и тиражировать в любом количестве для использования в путешествиях и плаваниях. Спирали позволяли запечатлеть периоды любой длительности для самых разных планет, а также составить атлас из таких спиралей для удобства их использования. Образцы первой письменности в виде рисунков-пиктограмм были обнаружены на всех континентах. Помимо Наски, много их в других местах Америки, в Сахаре, в Египте, в Месопотамии. Около пяти тысяч лет назад начался переход от рисуночного письма к иероглифическому. Шумеры перешли на клинопись, египтяне – на иероглифы, а китайцы – на идеограммы. В наше время снова возрождается интерес к рисуночному письму – пиктограммам. Мы даже сами вводим их в жизнь. Примером могут служить знаки, регулирующие правила дорожного движения. Для них не существует языкового барьера, а залогом является принцип обоюдного сосуществования во благо каждому, что и было главным альтруизмом всех древнейших цивилизаций.

Индейцы в воздухе

То, что в доколумбову эпоху индейцы не знали тайны воздухоплавания, признают все знатоки истории и культуры древней Америки. Однако, рисунки насканской пампы как бы подсказывают иное мнение. И потому не удивительно, что после того, как гигантская «галерея» на юге Перу вызвала всеобщий интерес, в Пампа де Наска появился Джим Вудмэн. Это был человек, который искал следы древних индейцев не только на земле, но и в воздухе и пытался доказать, что далекие предки нынешних жителей этого района были способны не только создавать огромные изображения, но и подниматься в облака, обозревать свои творения с высоты птичьего полета.

Эксперимент Вудмэна, получивший краткое название «Наска», не убедил исследователей древнеамериканских культур в том, что древние индейцы совершали полеты в воздухе. Однако сам по себе этот эксперимент настолько интересен, что с учетом некоторых вполне законных оговорок о нем стоит упомянуть.

Проекту «Наска» предшествовал вопрос, на который даже тонкие знатоки индейских культур древнего Перу не могли дать исчерпывающего ответа: способны ли были древние жители пампы сделать эти рисунки, будучи не в состоянии видеть их с необходимой высоты в несколько сот метров?

Джим Вудмэн, осматривая пустыню Наска, тоже задавал себе этот вопрос. Его ответ был более чем неожиданным: «То, что ученые до сих пор ничего не знают о летательных аппаратах древних перуанцев, вовсе не означает, что индейцы не умели летать».

Разрабатывая свой проект, Вудмэн поставил перед собой две задачи: во-первых, ответить на вопрос, какими воздухоплавательными средствами могли пользоваться жившие здесь древние индейцы, и собрать необходимые доказательства; во-вторых, попытаться воссоздать древнеперуанский воздушный корабль, то есть реконструировать его.

На вопрос, каким образом летали древние перуанцы, Вудмэн и его сотрудники дали однозначный ответ: на воздушном шаре, заполненном нагретым воздухом. Итак, к гипотетическим «летающим тарелкам» добавляется еще одно средство аэронавтики – воздушный шар.

Вудмэн старался обнаружить косвенные свидетельства и факты, говорящие о том, что в доколумбовой и послеколумбовой Америке были известны полеты на воздушном шаре. Сведения он собирал не один, а с большой группой сотрудников-любителей и профессионалов – Международного Общества Исследователей. Важнейшим открытием этой группы было открытие полета ныне практически не известного ни в Европе, ни в США Бартоломеу де Гусмана, жителя Южной Америки. Задолго до исторического полета в Видалон-лез-Анноне, совершенного в 1783 году на воздушном шаре и прославившего французов братьев Этьена и Жозефа Монгольфье, Бартоломеу предложил проект создания шара, который наполнялся нагретым воздухом и предназначался для транспортировки людей. Памятник, теперь уже забытому латиноамериканцу, есть на одной из площадей бразильского портового города Сантус.

8 августа 1709 года Бартоломеу де Гусман прибыл в Португалию и явился на аудиенцию к королю. Он предложил ему проект создания шара для полетов над землей при помощи нагретого воздуха и тут же продемонстрировал уменьшенную модель такого летательного аппарата. Оболочка была из хлопчатобумажной материи, корзина сплетена из прутьев. Гусман развел под соплом огонь, и на глазах восхищенного короля и его свиты модель воздушного шара поднялась в небо.

Демонстрация была более чем успешной, король не возражал против строительства воздушного шара. Более того, он распорядился оказать финансовую поддержку для создания летающего корабля, в корзине которого мог бы поместиться взрослый человек.

Уже через два месяца воздушный шар был готов к полету. Его назвали «Passarola», что в переводе с португальского означает «Воробушек». Говорят, что шар будто бы несколько раз пролетал над Лиссабоном на высоте более 1000 метров. Единственным пассажиром был сам Бартоломеу де Гусман, которого лиссабонцы стали называть «O Voador» – «Летающий человек».

Трагический поворот в судьбе молодого таланта устроила инквизиция. Бартоломеу пришлось бежать в Испанию, где он и умер в возрасте 38 лет всеми забытым изгнанником. Так же быстро был забыт и его воздушный шар.

Помнили о Гусмане лишь жители его родного города. На почтовой марке, выпущенной в 1944 году, изображены Гусман и его воздушный шар. У последнего своеобразная форма, напоминающая перевернутую пирамиду. Именно так, согласно утверждениям инициаторов проекта «Наска» выглядели и предполагаемые воздушные шары перуанцев доколумбовой эпохи.

Зная форму воздушного шара индейцев, Вудмэн и его друзья стали искать материал, из которого древние перуанцы могли соорудить свой воздушный корабль. Для верхнего покрытия скорее всего должна была служить хлопчатобумажная ткань. Именно ее и начали исследовать члены МОИ. Они взяли образчики ткани из могил насканцев и вылетели в американский город Су-Фолс, где находился крупнейший в мире завод по производству аэростатов, приводимых в движение нагретым воздухом. Результаты испытания тканей в лаборатории были весьма положительными. Хлопчатобумажные ткани насканцев оказались даже значительно плотнее современных тканей. Ткани не были тяжелыми. Измерительный тестер засвидетельствовал еще один невероятный факт: воздухопроницаемость у древнеперуанских тканей меньше, чем у тех, из которых сегодня изготовляют парашюты.

Итак, лабораторная проверка тканей древних насканцев показала, что из них можно изготовить воздушный шар, пригодный для полета. На этом закончился первый этап эксперимента.

Второй этап решили провести непосредственным экспериментальным путем. Члены МОИ и Джим Вудмэн решили соорудить воздушный шар и подняться над насканской пампой.

Воздушный шар получил название «Кондор-1». По форме «Кондор» напоминал летательный аппарат Гусмана, то есть перевернутую вверх дном пирамиду. Корзину сплели из тоторы (тростника, растущего по берегам высокогорного озера Титикака) индейцы народности аймара из прибрежной деревни Уатайата.

Корзина была рассчитана на двух членов экипажа. В день эксперимента в корзину поднялись Джим Вудмэн и Джулиан Нотт (чемпион мира по полетам на аэростатах). Полет по желанию Вудмэна был совершен именно в пустыне Наска. Здесь была выкопана яма для костра, наподобие тех, которые в несчетном числе были найдены с уже обгоревшими краями. Помощники развели огонь, и «Кондор» стал медленно наполняться горячим воздухом. Вудмэн и Нотт взлетели. Они достигли на своем необычном воздушном корабле высоты около 130 метров и увидели с воздуха насканские изображения. Затем «Кондор» также спокойно опустил их на землю.

Первой, кто поздравил Вудмэна и Нотта, была «некоронованная королева пустыни Наска» Мария Райхе. Таким образом, эксперимент был удачно завершен.

Вудмэн со своим проектом – не единственный, кто искал следы древних перуанцев в облаках. В Колумбии в Музее Золота был замечен экспонат вызвавший особый интерес. Речь идет об игрушке, напоминающей планер. У нее есть корпус, крылья, даже некое подобие хвостового руля. То есть все, что свойственно аэроплану. Несмотря на столь явное сходство, долгое время этот экспонат считали рыбой и даже неким колумбийским крылатым насекомым. Споры продолжались до тех пор, пока известный знаток древнеамериканских культур доктор Андерсен не задал вопрос, много лет не дававший покой некоторым археологам. Вопрос был необычный: не является ли предмет, так похожий на планер и в самом деле планером?

Загадочная игрушка была передана на экспертизу специалистам-авиаконструкторам. Они испытали ее в аэродинамической трубе. Результат оказался поразительным: летные данные золотой игрушки, точнее, планера, оказались превосходными. Если бы по этому образцу была построена настоящая модель, она летала бы со значительной скоростью. Причем управление подобным летальным аппаратом было бы относительно простым.

Так впервые в истории культур Южной Америки встретилось слово «планер».

Эксперимент Вудмена, несмотря на оригинальность пока не убедил специалистов по культурам древнего Перу в том, что индейцы умели летать, однако можно рассматривать данные свидетельства первыми в кирпичиками в стене, которая со временем станет прочным зданием под названием «Истинная история».

Горящие турыСКИДКИ НА ОТДЫХ КАЖДЫЙ ДЕНЬ